Выбрать страницу

Регулирование криптовалют и ICO в Гонконге

ICO 2017 & 2018

В течение первых 4 месяцев 2018 года, ICO по всему миру привлекли 7,3 млрд. долл. США, легко превысив общий обьем средств, привлеченных ICO в 2017 году — 4 млрд. долл. США. Даже исключая рекордную продажу Телеграма в размере 1,7 млрд. долл., ICO в этом году все равно уже привлекли 85 % от общей прошлогодней суммы.
Этот рост происходит на фоне повышения призывов к регулированию. Кристин Лагард из МВФ призвала к «четкому подходу», который позволил бы нам воспользоваться многими преимуществами криптовалют и технологии blockchain которая лежит в их основе, и свести к минимуму риски использования криптовалют для отмывания денег, финансирования терроризма и мошенничества. МВФ призвал к глобальной координации в регулировании криптовалют и к предпринятию первых шагов до июля 2018 года, хотя, учитывая различающиеся подходы к криптовалютам во всем мире, это кажется маловероятным.

Крипто Регулирование в Азиатском Регионе

В Азии существует огромная разница между подходами к регулированию криптовалют, а также ICO. На сегодняшний день самым строгим ответом ICO является ответ Народного банка Китая, который вместе с шестью другими финансовыми регуляторами в КНР запретил ICO в сентябре 2017 года. Все ICO должны были быть немедленно прекращены, а деньги, уже полученные от ICO, должны были быть возвращены инвесторам. Недавно, Китай предпринял шаги к блокированию доступа китайских инвесторов к оффшорным ICO и криптовалютным биржам.
Несмотря на то, что Южная Корея является одним из самых активных рынков торговли криптовалют, Комиссия по финансовым услугам Южной Кореи (FSC) запретила все формы ICO в сентябре 2017 года. Маржинальная торговля виртуальными валютами также является незаконной. В январе 2018 года, FSC выпустила руководящие принципы, регулирующие криптовалютные биржы, предназначенные для противодействия спекулятивной торговой деятельности. Корея также внедрила новую систему учета реальных имен с 30 января 2018 года, чтобы заменить систему, в которой банки открывали виртуальные счета для клиентов криптовалютных бирж для внесения депозитов и снятия денег со счета.
С апреля 2017 года, Япония является единственной страной на сегодняшний день, которая признает криптовалюты как легальный метод платежей. Дальновидный подход Японии окупился, и Япония сейчас является крупнейшим в мире рынком биткойна, привлекает талантливых специалистов из Китая и также пожинает плоды налогообложения криптовалют. Японское Управление финансовыми услугами лицензирует криптовалютные биржи и ужесточило свои правила лицензирования бирж в апреле 2018 года после кражи 500 миллионов долларов США с японской криптовалютный биржи Coincheck. Руководящие принципы, регулирующие ICO, также рассматриваются в Японии, но, вероятно, будут реализованы только через несколько лет.
Валютное управление Сингапура выпустило консультационный документ в 2017 году, в котором предлагается потребовать лицензирование компаний, торгующих криптовалютами, и наложение обязательств по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма на криптовалютных биржах.
Подход Индии к криптовалютам имеет ограничительный характер. В апреле 2018 года, Резервный банк запретил индийским банкам заниматься или предоставлять услуги любому лицу, частному или юридическому, занимающимся виртуальными валютами.
13 мая 2018 года, Таиланд издал нормативно-правовые акты, которые налагают лицензионные обязательства на криптовалютные биржи. Также было предложено регулирование вопросов по ICO, и консультация будет проведена перед выпуском этих актов в конце июня 2018 года. Новые ICO запрещены до тех пор, пока не будут введены новые положения.

ICO в Гонконге

В Гонконге, криптовалюты рассматриваются как «виртуальные товары» и поэтому не подлежат регулированию. В сентябре 2017 года, после того, как Китай начал борьбу с ICO, Комиссия по ценным бумагам и фьючерсам в Гонконге опубликовала заявление, где она изъявила что она будет применять прагматичный подход — то есть вместо того, чтобы запрещать ICO, SFC будет определять нормативный статус на индивидуальной основе в зависимости от конкретных характеристик.

Криптовалюты – ценные бумаги?

SFC изложила три сценария, при которых ICO токены, скорее всего, будут представлять собой ценные бумаги:
В случае, если криптовалюта представляет собой право собственности, позволяет правообладателям распределять доходы и/или участвовать в ликвидации компании, то она может быть рассмотрена в качестве акций;
В случае, если криптовалюта представляет собой долговое обязательство эмитента токена, которое будет погашено, то криптовалюта может рассматриваться в качестве облигаций; или
В случае, когда в результате первичного размещения монет (ICO) приобретаются средства для финансирования проекта, а владельцы монет получают часть прибыли от проекта (например, долю от дохода), монеты могут рассматриваться в качестве интереса в схеме коллективных инвестиций (CIS).

ICO в Гонконге – «служебные токены»

Как и в других юрисдикциях, ICO в Гонконге, как правило, структурированы как продажа «служебных токенов», обеспечивающих доступ к платформе и/или выступающих в качестве платёжных средств за услуги. SFC опубликовала ещё одно заявление в феврале 2018 года, которое предполагает, что «служебные токены» выходят за рамки законодательства о ценных бумагах Гонконга, т.е. Постановления о ценных бумагах и фьючерсах (SFO).
SFC также заявила в своем заявлении, что она написала 7 эмитентам ICO и 7 криптовалютным биржам, оперирующим в Гонконге, в отношении их деятельности. Эмитенты ICO, подтвердили, что их токены не являются ценными бумагами, либо остановили предложения токенов в Гонконге. Криптовалютные биржи аналогичным образом подтвердили, что они торгуют только токенами, не являющимися ценными бумагами, или остановили продажу токенов, которые могли бы быть ценными бумагами.
Таким образом, в то время как Гонконг не имеет режима, открыто позволяющего предложения ICO или работу криптовалютных бирж, как это было постановлено в юрисдикциях, стремящихся утвердиться в качестве крипто-центров — например, Гибралтар, Мальта и Швейцария, следует приветствовать позицию регулирующих органов Гонконга. В других юрисдикциях, которые регулируют криптовалюты, определения «служебных токенов» очень ограничительны, так как платформы, к которым токены дают доступ, должны быть уже разработаны, и только они будут признаны вне сферы регулирования ценных бумаг. Таким образом, типичные токены ICO, которые дают право на будущий доступ к платформе по мере ее разработки, будут регулироваться как ценные бумаги.
Регулирование дает преимущество легитимности эмитентам ICO и большей реализуемости токенов для институциональных инвесторов. Однако регулирование, если оно вводится, должно быть легким и соизмеримым с характером ICO, которые часто более похожи на проекты для стартапов типа Kickstarter, а не на привлечение средств. Требования в отношении точного раскрытия информации об эмитентах ICO и о конкретных рисках могли бы быть решены с помощью требований по Заявлениям об основных фактах. Обеспокоенность о защите инвесторов могла бы быть решена с помощью мер, аналогичных правилам о краудфандинге в других юрисдикциях, с ограничениями на суммы, которые неквалифицированные инвесторы могли бы инвестировать, или на совокупную сумму, которую эмитенты могут привлечь через ICO.
На практике, законодательство может не потребоваться. Большая нормативная ясность может быть обеспечена руководящими принципами с более четкими указаниями о ситуациях, где токены ICO будут рассматриваться как «ценные бумаги». Вместо того, чтобы изменять законодательство для предоставления конкретных исключений, SFC могла бы издавать «письма о бездействиях», в которых указывались бы обстоятельства, при которых ICO могли бы предложены для продажи в Гонконге, не нарушая законы о ценных бумагах Гонконга.

Коллективные инвестиционные схемы (CIS)

В сентябрьском заявлении SFC говорится, что в случае, если токены управляются коллективно оператором схемы ICO для инвестирования в проекты с целью предоставления возможности держателям монет получить часть прибыли от проектов, цифровые токены могут рассматриваться как интерес в коллективной инвестиционной схеме.
Существенные особенности CIS в соответствии с определением предусмотренным Положением о ценных бумагах и фьючерсах (SFO):
включает в себя договоренность в отношении собственности (понятие собственности широко определено);
участники не имеют ежедневного контроля за управлением имуществом (даже если они имеют право на консультации или право давать указания в отношении управления имуществом);
собственность управляется полностью лицом или от имени лица, осуществляющего операции, и/или взносы участников, а также прибыль или доход объединяются; и
целью соглашения является предоставление участникам прибыли, дохода или иной выгоды от приобретения или управления имуществом.
В Гонконге не было судебных решений в отношении определения значения «схем коллективных инвестиций», и, таким образом, вопрос о том, будет ли какой-либо конкретный ICO подпадать под данное определение, зависит от фактов и обстоятельств ICO и, в конечном счете, от интерпретации судами установленного законом определения.

Пример ICO, не являющегося предложением ценных бумаг

Пример ICO, которое не будет являться предложением ценных бумаг: Компания А планирует создать платформу для совместного использования и аренды вычислительной мощности среди пользователей платформы. Компания A намерена предлагать цифровые токены (Токен A) в Гонконге с целью привлечения средств для разработки платформы. Токен A предоставит держателям токена доступ для использования платформы компании A. Токен может использоваться для оплаты вычислительной мощности, предоставляемой другими пользователями платформы. У Токена A не будет никаких других прав или функций. Компания A намерена предлагать Токен A лицам по всему миру, в том числе в Гонконге.
Положение в рамках Закона о ценных бумагах Гонконга — Владельцы Токена A имеют только права доступа и использования платформы компании A, а также право использования Токена A для оплаты аренды и вычислительной мощности, предоставляемой другими пользователями. Токен A не предоставляет своим владельцам какие-либо другие права или функции и является «служебным токеном». Поскольку держатели токена не получают никакой доли от прибыли или дохода Компании А (или другой прибыли от платформы), не имеют права на погашение цены покупки Токена A, в данном случае Токен А не будет являться ценной бумагой в соответствии с Постановлением о ценных бумагах и фьючерсах (SFO).

Пример ICO, являющегося предложением ценных бумаг

Пример ICO, которое будет являться предложением ценных бумаг: Компания Б намерена предлагать цифровые токены (Токен Б) любому лицу по всему миру, в том числе в Гонконге. Компания Б объединит средства, собранные в результате предложения токенов, и использует их для инвестирования в портфель акций финтех компаний (Портфель). Компания Б также будет управлять Портфелем. Владельцы Токена Б не будут обладать полномочиями, связанными с повседневной деятельностью компании Б или управлением Портфелем. Прибыль, связанная с Портфелем, будет объединена и распределена в качестве платежей держателям токенов. Цель данного соглашения заключается в том, чтобы позволить держателям токенов получать прибыль от Портфеля.
Положение в рамках Закона о ценных бумагах Гонконга — Соглашение Компании Б, будет представлять собой коллективную инвестиционную схему (CIS) согласно SFO. Токен Б будет являться интересом в данной коллективной схеме, а, следовательно, «ценной бумагой» в рамках SFO. Поэтому такая коллективная инвестиционная схема должна быть санкционирована SFC в соответствии с разделом 104 SFO, а для Компании Б необходима лицензия на ведение деятельности по управлению активами (тип 9). Компания Б как управляющее активами лицо или другое лицо, лицензированное или зарегистрированное SFC для регулируемой деятельности типа 1 (сделки с ценными бумагами) имеет право предлагать токены только гонконгским инвесторам.
Эти два примера чётко описывают текущее положение. Но такие случаи необычны. Чаще всего, на момент выдачи токенов платформа находится в разработке. Средства, привлечённые в результате предложения токенов, используются для разработки платформы, и, как только разработка будет завершена, токены предоставят держателям право доступа и/или токены будут использоваться в качестве средства оплаты за услуги. Держателям токенов редко предоставляется доля участия в платформе или право на долю доходов или прибыли платформы.

Регулирование деятельности криптовалютных бирж

Хотя криптовалютные биржи не подпадают под требования лицензирования, за исключением лицензии «операторов денежных услуг» для покрытия денежных переводов и получения фиатной валюты в или за пределами Гонконга, на практике, многие криптовалютные биржи саморегулируются, осуществляют проверки AML и CTF и другие передовые практики.
Что касается регулирования гонконгских бирж по торговле криптовалютами, то они обычно получают лицензию «оператора денежных услуг» (Money Service Operator MSO). Но не по причине того, что криптовалюты представляют собой денежные средства или валюту, а поскольку перевод денежных средств из Гонконга или в Гонконг представляют собой услугу перевода, требующую наличия лицензии MSO. Операторы таких услуг обязаны осуществлять меры по борьбе с отмыванием денег (AML) и финансированием терроризма (CTF). Не смотря на то что такие меры не могут строго применяться к криптовалютам, на практике операторы обмена Гонконга добровольно проводят процедуры AML и CTF. То же самое относится и к большинству эмитентов токенов ICO, которые добровольно применяют наилучшую практику для устранения пробелов регулирования.

ICO «Krops» остановлено по решению регулятора Гонконга

19 марта 2018 года SFC опубликовала пресс-релиз, в котором говорится, что компания Black Cell Technology Limited (Black Cell) остановила своё ICO в Гонконге в результате нормативного приказа SFC. SFC посчитала предложение цифровых монет Black Cell, KROPS, коллективной схемой инвестиций (CIS), поскольку выручка от продажи монет планировалась использоваться для финансирования разработки мобильного приложения, а монеты должны были позволить их держателям выкупить акции Black Cell. ICO компании Black Cell было рекламировано на их веб-сайте, доступном общественности Гонконга, где также продавались цифровые токены.

Как упоминалось ранее, ICO, предлагающее общественности Гонконга приобрести долю в CIS или участие в таковой, требует предварительного разрешения SFC как на саму CIS, так и на любое предложение или маркетинговый документ, если не существует предоставленного исключения. Примером такого исключения является предложение, сделанное только профессиональным инвесторам.

Требования лицензирования SFO также применяются в этом случае таким образом, что ICO может продаваться, предлагаться или управляться в Гонконге только компаниями, которые лицензированы или зарегистрированы для соответствующих видов деятельности, регулируемых SFC. Доля в CIS подпадает под определение «ценных бумаг» в рамках SFO. Таким образом, продвижение или предложение данного ICO в Гонконге без лицензии на регулируемую деятельность типа 1 («обращение с ценными бумагами») является нарушением SFO. Кроме того, предлагая долю в схеме коллективных инвестиций публично в Гонконге без разрешения SFC для самой схемы коллективных инвестиций, а также за любое побуждение к приобретению доли в CIS, также является нарушением SFO.
Нормативный приказ SFC был вызван опасениями о том, что компания Black Cell участвовала в потенциальной несанкционированной рекламной деятельности и нелицензированной регулируемой деятельности, потенциально нарушая SFO. Для разрешения обеспокоенности SFC, компания Black Cell проведёт обратные транзакции ICO для гонконгских инвесторов, а также возьмёт на себя обязательство не разрабатывать, не создавать или не продавать какую-либо CIS, не соответствующую требованиям SFO. Заявление SFC завершается напоминанием о том, что эмитенты ICO, рассматривающие возможность размещения монет или токенов в Гонконге, должны обращаться за юридической или профессиональной консультацией в отношении применяемых нормативных требований.

Общее положение

В Гонконге и других юрисдикциях, которые не предусматривают специального режима регулирования для краудфандинга, ICO представляет собой легальный способ для сбора средств по принципу краудфандинга, особенно для начинающих технологических и инновационных отраслей, где не подходит банковское финансирование и финансирование с помощью венчурного капитала. В рамках продвижения эффективного привлечения капитала компаниями, ICO являются долгожданным дополнением к финансовому ландшафту Гонконга. Сдержанность гонконгских регуляторов в отношении ограничения деятельности ICO приветствуется, учитывая, что ICO предоставляют жизненно важное финансирование для революционной технологии блокчейна вместе с преобразующим потенциалом для экономики в целом.